Сегодня
Суббота 28 января 
13:08


НОВОСТИ АКЦЕНТ МНЕНИЕ СКАЗКА ТЕНДЕНЦИИ КАПИТАЛ НЕФОРМАТ НООСФЕРА ГАЛЕРЕЯ
НООСФЕРА
10.09.2007 | 

Последние дни Рейнской республики




Герхард Шредер, «Русский журнал»

После воссоединения страны стало ясно, что единая Германия с ее восьмидесятимиллионным населением больше не будет восприниматься извне как политический карлик

Четвертого сентября в издательстве «Европа» выходит книга бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера «Решения. Моя жизнь в политике», отрывок из которой публикует сегодня «Русский журнал». Публикация книги приурочена к визиту Герхарда Шредера в Россию. Презентация книги состоялась в магазине «Москва» 8 сентября, куда Бывший канцлер прибыл заблаговременно, чтобы успеть раздать автографы всем желающим, коих собралось  гораздо больше, чем ожидалось.

Три года работы в оппозиции в ландтаге Нижней Саксонии остались позади, когда в 1989 году раз и навсегда поднялся железный занавес и нашим взорам открылся мир, производивший странное впечатление: как бы застывший и онемевший. Вряд ли кто-то из моего поколения всерьез рассчитывал, что воссоединение Германии может произойти мирно, без единого выстрела. И даже когда это, немыслимое, уже разворачивалось у нас на глазах, мы взирали на происходящее с непомерным скепсисом. Мы привыкли считать себя западными немцами. Мы были накрепко включены в свой социум, мы создавали свое государство - с болью, но с убеждением, что альтернативы нет, и давно распростились с мыслями о возможности того, что теперь, словно гром среди ясного неба, становилось реальностью: объединение двух немецких государств. Жить не рядом друг с другом, а вместе - такой экзамен предстояло нам, немцам, выдержать в будущем, которое мы, политизированные послевоенные поколения на Западе, представляли себе только в разделенной стране. Неужели то был, в самом деле, конец послевоенного периода, о чем с ликованием провозгласила пресса и сторонники консерваторов?

Нет, тогда еще не закончилось послевоенное время. Счастье, переполняющее меня сегодня при мысли о свершившемся воссоединении, тогда еще витало далеко. Скорее, в виде предчувствий, чем на сознательном уровне, я полагал, что теперь все станет иначе и ничто не останется прежним, чего мы добивались в развитии Рейнской республики (1). Объединение повлекло за собой кратковременное стимулирование конъюнктуры, отчего сильно выиграло уже обветшавшее правительство Коля: это дало ему возможность продержаться у власти еще восемь лет. Но это же означало - на фоне угасавшего всеобщего ликования - восемь лет политического застоя. Реформы встали, как в пробке на дороге.

Имелись свои заблуждения на Востоке и на Западе, и это едва не возвело новую стену между обеими Германиями. Не могу сказать, что социал-демократы были в чем-то умнее, прозорливее или более внятно в исторической перспективе оценивали факт воссоединения Германии и действовали более четко. Так же, как остальные партии, они разделились на тех, кто в конце концов стал относиться к процессу объединения как к лишней нагрузке, и вна тех, кто воспринял происходящее с патриотических или национальных позиций. В Германии не нашлось политического лагеря, который оказался бы на высоте положения. По причине тотальной неосведомленности Коль мог позволить себе разглагольствовать о «цветущих ландшафтах», а его министр финансов верил, будто все можно будет профинансировать из заначки на черный день. А сколько времени прошло, пока не иссякло беспредельное западногерманское высокомерие! Западные немцы вели себя, словно богатые родственники, словно без их помощи и накопленного состояния бедным братьям и сестрам еще долго пришлось бы ждать, пока кто-нибудь приведет в порядок их обветшалые города. Но в то же время санация общего культурного наследия позволила сделать шаг к сближению, остановить и преодолеть нарастающее отчуждение, продлившееся сорок пять лет.

Насколько мы все тогда переоценивали темпы сближения внутри страны, я еще раз с очевидностью наблюдал в 2002 году, в конце первого срока своих полномочий, когда федерация и земли обсуждали «пакт солидарности-II» (2). По истечении срока действия первого пакта требовалось и в последующие пятнадцать лет продолжать восстановление новых земель и проводить их дальнейшее обустройство. Общий объем средств, предоставляемых федерацией на эти цели, составлял 156,5 миллиарда евро. От этих выплат южнонемецкие земли предприняли плохо замаскированные попытки увильнуть. Немало сил пришлось приложить, но в конце концов мы добились успеха: все земли удалось удержать в одной лодке. Было, однако, забавно наблюдать, как Гессен, Баден-Вюртемберг и Бавария получили взбучку от Федерального конституционного суда за попытки уйти от «надбавки солидарности» хотя бы по мелочи: по сближению уровня больничных касс на Востоке и на Западе.

Объединение принесло и другие испытания. Нам пришлось убедиться, что у молодых послевоенных поколений в двух немецких государствах - в ГДР, с ее антифашистскими постулатами, и в Рейнской республике, с ее заядлым антикоммунизмом, - в их желании противостоять наличествующим политическим установкам есть две разные версии протеста. На Западе оппозиционная молодежь позиционировала себя слева. На Востоке, где во времена ГДР настоящей работы по денацификации не проводилось, отголоски неонацизма просто заткнули кляпом, а после объединения они вдруг превратились в дикий рев, который раздавался все громче. Всплеск неонацизма связан также и с развалом структур в экономике и с тотальной потерей рынков в Восточной Европе. Осколки разогнанной на Западе нацистской партии, с их «старыми бойцами», вызывали интерес у молодых неонацистов. И внезапно НПГ перестала быть пустой шелухой, и даже Хорст Малер, в прошлом активист левого РАФа, повернул вправо, где и нашел для себя новое поле деятельности. Правые крысоловы (3) с Запада обнаружили на Востоке формы молодежной культуры, чьи приверженцы, не полностью, но отчасти, оказались слишком легкой добычей и с готовностью устремились за старыми лозунгами, такими как ненависть к иностранцам или антисемитизм. Раздел Германии был для нас тяжким испытанием, а теперь перед нами - проблемы слияния и срастания. Я оптимист и скажу так: мы можем справиться с этими задачами и найти достойный ответ на вызов справа.

Ни о чем подобном мы, конечно, и подозревать не могли, когда в 1989 году скептически наблюдали за неумеренными восторгами по поводу воссоединения страны. Тем не менее, довольно скоро стало ясно, что единая Германия с ее восьмидесятимиллионным населением больше не будет восприниматься извне как политический карлик. Единая Германия вновь вступала в мировую историю. Непривычная ситуация - и мало кто в стране это осознавал.

В то время на мою долю сначала выпало совсем другое испытание: создание первой «красно-зеленой» коалиции в Нижней Саксонии. В ночь после выборов 13 мая 1990 года выяснилось, что мы, набрав 44,2 процента голосов, явно опередили ХДС с ее 42 процентами. СвДП, набравшая 6 процентов, и зеленые (с 5,5 процента) перепрыгнули через барьер. Сразу же после первых официальных подсчетов ХДС признала свое поражение. СвДП со всей стойкостью заявила, что ни при каких обстоятельствах не хочет вступать в коалицию с социал-демократами. Оставался один вариант: «красно-зеленая» коалиция. Сторонники этого шага в обеих партиях решительно требовали, чтобы коалиция была создана.

Выторговать коалиционный договор оказалось не так уж и трудно. Мы были едины в своем неприятии атомной энергетики, а по вопросам о распределении компетенций на земельном уровне были найдены приемлемые компромиссные решения. Зеленые в самом деле оказались очень кстати - благодаря своим заслугам в Ганновере «зеленые нижнесаксонцы» Теа Дюкерт и Юрген Триттин дошли до Бонна и до Берлина.

Сегодня можно поддаться искушению и рассматривать первую успешную «красно-зеленую» коалицию в Нижней Саксонии в 1990-1994 годах как своего рода внутриполитическую подготовку к тому, что восемь лет спустя стало новой реальностью на федеральном уровне. Нет, тогда наши действия в объединенном правительстве не были столь целенаправленными. В то же время успешное сотрудничество в Ганновере, бесспорно, помогло внутри партии повлиять на консерваторов, категорически отвергавших идею коалиции - и сейчас, и позднее, на федеральных выборах. Перед выборами в бундестаг в 1998 году мне было ясно, что, тогда еще молодая, раздираемая спорами и противоречиями относительно собственной программы, партия зеленых не станет самым удобным партнером. Тем не менее «красно-зеленая» версия являлась единственной возможностью для СДПГ прийти к власти в Бонне, а затем и в Берлине. СвДП тогда пребывала в вавилонском плену у ХДС. Диалектика этого процесса привела к поразительному следствию: свободные демократы оказали заметное влияние на программу Христианско-демократического союза. Это касалось, прежде всего, взглядов на экономику. ХДС все сильнее затягивало в кильватер доктринерских экономических теорий СвДП, и христианские демократы, в отличие от ХСС, дрейфовали в сторону неолиберальной экономической политики. Ради того, чтобы сохранить в перспективе коалицию со СвДП, христианские демократы теряли свой вес и характерные черты народной партии.

Примечания:

1. Так жители Западной Германии неофициально именовали свою страну.

2. По первому «пакту солидарности», с января 1995 года в Германии была введена «надбавка солидарности» в размере 7,5 процента к налогу на заработную плату, подоходному налогу и к налогу на доходы юридических лиц. От уплаты надбавки были освобождены граждане с низкими доходами.

3. Крысолов - персонаж из старинной легенды: когда город Гаммельн наводнили крысы, явился незнакомец и спас город. Играя на волшебной свирели, он вывел из города крыс, но жители Гаммельна отказались ему платить, и он под звуки той же свирели увел за собой детей.



Комментарии читателей
Ваше имя  
Комментарий
до 1000 знаков
 
Код подтверждения  
   
ТОП-Новости
13:03 Коломойский намерен обжаловать продажу "Лугансктепловоза"
12:56 "Лугансктепловоз" без аукциона купили россияне
12:36 "НУ" хочет подвинуть из коалиции коммунистов
12:23 Лозинский ознакомился с третью материалов дела, но вину не признал
10:00 Заместитель Дубины ответит за газ Фирташа

Новости
15:14 Кому выгодно казино в Крыму
09:19 «Укрметртестстандарт» обнаружил винный фальсификат
17:37 Рынок труда нуждается в рабочих профессиях
11:39 НПЗ должны прекратить шантаж правительства Украины
14:31 Принятие закона об азартных играх вызовет рост цен на коммерческую недвижимость
19:16 Украинская игорная действительность меняет формы
15:30 Новым министром ЖКХ станет первый зам Попова?
15:11 Мнение: Назначение министра ЖКХ Попова в КГГА – это проявление кадрового кризиса власти
14:51 ТВi просит органы расследовать инцидент с "наружкой"
14:45 Сухий устал от губернаторства и хочет снова в Раду
14:41 Янукович после расследования решит, возвращать газ Фирташу или нет
14:26 «Коммунальный фронт» призывает провести в ЖКХ люстрацию управленческого аппарата
14:03 ФГИ разошелся: На очереди - "Укртелеком"
13:52 В ФГИ не удовлетворены продажей "Лугансктепловоза"
13:48 Ляпина отрицает заявление Еханурова о переходе "НУНС" в коалицию

Галерея


Алиса в стране чудес



ВЫШЕ НЕБА



ЗАМУЖ В ВИСОКОСНЫЙ ГОД

Интересное видео

Загрузка...

{medit}
Реклама на сайте   |   Контакт   |   Сделать стартовой   |   Добавить в избранное

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru bigmir)net TOP 100
Все права защищены © 2006 - 2009 Вовремя.info

Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки
(для Интернет-изданий - гиперссылки http://vovremya.info) на "Вовремя.info".
Редакция не всегда разделяет мнения авторов и несет ответственность лишь за уровень дискуссии.
{noindex} Разработка и сопровождение: baev.kiev.ua
Разработка дизайна: Студия Like
{/noindex}
{medit2}